Церковь

Понятие Церкви

Последствием Жертвы Христовой стала Св.Пятидесятница, когдаObraz_Tserkvi1-520x358 христиане стали не просто обществом людей, учеников, объединенных вокруг своего учителя, объединенные общностью взглядов, учения и т.п., «единодушно пребывающие все вместе». До этого момента Церкви еще не было.

Нетрудно понять разницу между живым человеком и трупом – эти оба тела в точности сохраняют все свои черты, но одно тело живое, а другое – мертвое. Так и Церковь – там, где присутствует Дух Божий.

При каком условии Он присутствует, как Он действует, в чем проявляется?

Поэтому Церковь – это не просто общество людей, это лишь видимая сторона Церкви. Общество учеников как было, так и осталось, однако с ними произошло нечто, что полностью изменило их. Какими они были? – трусливыми, «страха ради иудейского» закрыли все двери, не дай Бог узнают – побьют ведь камнями тут же, они видели, какая ненависть ко Христу, и как она проявлялась – посмотрите, что делал Савл – влачил и предавал мучению, избивал мужчин и женщин. Поэтому они в страхе сидели, закрывшись. И вдруг произошло нечто совершенно необычное.

Это сошествие Св.Духа – это факт и тот момент, который дал основание Церкви. Не было Церкви, пока не было сошествия Св.Духа. Она стала в связи с этим.

Поэтому нужно различать две стороны Церкви. Одна из них – это единство в Духе Святом верующих во Христа людей. И не просто верящих людей, а которые стремятся жить по вере. Ведь бесы тоже веруют и трепещут, но мы никак не можем их включить в состав Церкви. Дело не во внешней вере, не в умовой, не в бытовой и обрядовой, а речь идет о самой жизни христианской.

Церковь – это единство. Образом Тела указывается на органич.единство. Но что делает организм живым? Мы не знаем точно, что такое жизнь. До сих пор это проблема биологии. Мы можем сказать, от чего ее может не быть, но что это такое, сама жизнь – мы не знаем.

Так вот, оказывается, не случайно у ап.Павла Церковь названа Телом Христовом – не мертвым, а живым. Так вот, жизнетворной этой силой является Дух Святой, объединяющий людей, стремящихся жить по Евангелию.

Вот что такое Церковь, вот кто входит в состав Тела Христова. Откуда рождаются эти люди, кто они есть, как они возникают? – тут мы видим внешнюю сторону Церкви. Т.е.это определенное общество, в котором мы находим единую веру, единую внешнюю жизнь, единые нормы жизни, в которую (в эту Церковь) входят люди опять-таки видимыми действиями, первым из которых является таинство Крещения. Мы называем членом Церкви того, кто крещен, и он остается таким до тех пор, пока его не анафематствуют, т.е.пока не отлучат от Церкви – каким бы он ни был. (Хотя он давно уже м.быть и не член Церкви. Его в детстве крестили, он потом никогда ни о Христе, ни о Церкви и не задумывался, и только потом, когда он скончается, его тело уже в церковь принесут, и говорят, что он крещен).

И вот есть разница – одно дело — единство в Духе Божием всех тех, кто стремится жить по заповедям Христовым – и др.дело – внешнее включение (т.е.просто он считается членом Церкви) всех тех, кто крещен.

Но только во внешней среде церковной жизни возможно стать истинным членом Церкви, потому что здесь, в этой видимой Церкви мы находим и Божественное Откровение, и Евангелие, учение отцов, путь спасения, церковную дисциплину, которая нам оч.помогает в жизни – т.е.всю совокупность норм церковной жизни, которая помогает человеку стать истинным христианином.

Членство видимое еще не означает действительное членство в Церкви-Теле Христовом. И на каждой исповеди нам читается: «Примири и соедини Святей Твоей Церкви». Оказывается, пребывание в Церкви – не есть все тот же акт, как птичка в клетке, как если бы крестили – ты уже в клетке, а не крестили – вне клетки. Нет, ничего подобного.

Членство в Церкви – это есть гармошка, она может быть от нуля и до бесконечности – пребывание Духа Божия в душе человека. Т.е.здесь мы встречаемся уже совсем с др.категорией.

Обычное чувство какое – «птичка в клетке». Вот ты крещен – все, ты член Церкви. Кто-то что-то сделал – ты член Церкви, кто-то не сделал – ты не член Церкви. Это неверное представление. Тысячу раз можно крестить и не быть членом Церкви.

Не таинства сами по себе вводят в Церковь. Можно и креститься, и оказаться быть крещеным. Можно причаститься и оказаться не причащенным. Можно исповедаться – и остаться с теми же грехами. Можно венчаться – и остаться невенчанным.

Нельзя забывать, что Бог – это не безликая сила. В язычестве – да, это безликая сила, которую улавливают словами и заклинаниями, и ей пользоваться. Но Бог – Дух, Который «дышит, где хочет», и «в лукавую душу не войдет Премудрость», и не будет обитать в теле, порабощенным греху. Не может Бог обитать в той душе, которая не способна принять Бога. Бог не применяет насилие к душе.

Итак, нельзя забывать, что слова разрешительной молитвы «примири и соедини Святой Твоей Церкви» читаются не только над нами, но и над священниками, и над архиереями, и над патриархами!

Вот здесь – одно из глубочайших заблуждений, от которых надо отрешиться. Оказывается, своей жизнью, мы или соединяемся с Духом Божиим, или с демонами-мучителями, как говорит Антоний Великий.

Макарий Великий пишет: «Поэтому слово Церковь говорится и о многих, и об одной душе, ибо сама душа собирает воедино все помыслы, и пред Богом есть Церковь, потому что душа сочеталась с небесным Женихом для общения с Ним, и срастворена небесным. Это же разумеется и о многих душах, и об одной».

Итак, Макарий Великий прилагает слово Церковь даже к одной душе человеческой.

Церковь, греч.Екклесия (узаконенное, законное собрание), в отличие от незаконных собраний толпы – «агора», или от собраний правящей элиты, верхушки – «синклит». Церковь – не синклит и не агора, а экклесия (призванные, собранные). Кто же такие эти призванные? – это люди, которые ищут смысла, понимания жизни – зачем я живу? – и во Христе находят этот смысл жизни и путь к осуществлению этого смысла, почему Господь и сказал: «Кто веру имеет и крестится, спасен будет». Вот кто такие эти призванные – не те, кого надо звать, а те, у кого есть огонек в душе, искание истины, искание смысла – потому что это призвание звучит в душе человека, потому что это призвание звучит синергично.

Т.е.синергия – это самое центральное понятие в православии, которое постоянно говорит о том, что и Господь действует, и человек действует. Человек богоподобен, его свобода неприкосновенна, Сам Бог не может прикоснуться к человеч.свободе. Поэтому когда мы говорим об Экклесии, о Церкви, о призванных – это призвание должно возникнуть в душе человека. Оно откуда проистекает? – и со стороны человека – проявляется в искании, в разумном отношении к жизни (не в бессмысленном, ведь можно жить и не думать ни о чем, лишь бы устроить свои делишки здесь, а в разумном отношении, ведь Бог дал нам разум), — и тогда Бог может действовать в нем по мере этого искания, поиска смысла жизни, зачем я живу, для чего, и в чем истинный смысл жизни.

Под толпой, «агорой», можно здесь разуметь бессмысленную жизнь, и, конечно, в видимой Церкви оч.много этой агоры, толпы. Когда Христос идет воскрешать дочь Иаира, то толкают его со всех сторон, целая толпа, но никто не получил исцеление, а одно только эта женщина. Вот она оказалась призванной (оказалась частью Экклесии), потому что с великой верой подошла и получила просимое.

А.И. Осипов

(719)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *